О П Р Е Д Е Л Е Н И Е КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ об отказе в принятии к рассмотрению запроса Уполномоченного по правам человека в Республике Абхазия Шакрыл А.Г. о признании неконституционными положений части 5 статьи 40 Закона РА

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ

 

 

об отказе в принятии к рассмотрению запроса Уполномоченного по правам человека в Республике Абхазия Шакрыл А.Г. о признании неконституционными положений части 5 статьи 40 Закона Республики Абхазия «О здравоохранении»

 

город Сухум , 12 августа 2021 года

 

Конституционный суд Республики Абхазия в составе: председательствующего – и.о. Председателя суда Пилия Д.Э., судьи-секретаря Тания Н.А., судей Пантия Р.К. и Бигуаа А.З., рассмотрел в заседании запрос Уполномоченного по правам человека в Республике Абхазия Шакрыл А.Г. о признании неконституционными положений части 5 статьи 40 Закона Республики Абхазия «О здравоохранении».

Заслушав в судебном заседании заключение судьи-докладчика Тания Н.А., проводившего в соответствии со статьей 37 Кодекса Республики Абхазия о конституционной юрисдикции предварительное изучение, Конституционный суд Республики Абхазия

у с т а н о в и л:

19.07.2021 в Конституционный суд Республики Абхазия поступил запрос Уполномоченного по правам человека в Республике Абхазия Шакрыл А.Г. о признании неконституционными положений части 5 статьи 40 Закона Республики Абхазия «О здравоохранении».

Основанием для обращения в Конституционный суд Республики Абхазия стала обнаружившаяся, по мнению автора запроса, неопределенность в вопросе о том соответствует ли Конституции Республики Абхазия часть 5 статьи 40 Закона Республики Абхазия «О здравоохранении».

Автор жалобы считает положения части 5 статьи 40 Закона Республики Абхазия «О здравоохранении» не подлежащими действию, в связи с их несоответствием нормам Конституции Республики Абхазия, которая была провозглашена народом Абхазии с целью содействия всеобщему благоденствию, внутреннему спокойствию, утверждению прав и свобод человека, гражданского мира и согласия.

29.01.2016 Народным Собранием – Парламентом Республики Абхазия принят Закон Республики Абхазия «О здравоохранении», согласно части 5 статьи 40 которого государство признает право на жизнь нерожденного ребенка с момента зачатия и запрещает искусственное прерывание беременности, исключая случаи внутриутробной смерти плода.

По мнению автора запроса, положения части 5 статьи 40 Закона Республики Абхазия «О здравоохранении» в нынешнем виде противоречат статьям 1, 11, 12, 13, 13.1, 19, 34, 35 Конституции Республики Абхазия и нарушают естественные права человека и в первую очередь – право человека на жизнь. В данном случае законодатель допустил, чтобы в ситуациях, когда при беременности существует угроза жизни матери, защита здоровья и жизни беременной женщины не представлялась возможной.

Более того, обращает внимание Шакрыл А.Г., ограничение, содержащиеся в части 5 статьи 40 Закона Республики Абхазия «О здравоохранении» не соответствует принципу пропорциональности, поскольку улучшение демографической ситуации, являющееся основной целью введения ограничения, не может использоваться в качестве основания ограничения права на искусственное прерывание беременности (являющегося отдельным правомочием в рамках права на частную жизнь), так как противоречит части 2 статьи 35 Конституции Республики Абхазия, определяющей основания ограничения прав и свобод человека и гражданина.

Указанная норма Закона Республики Абхазия «О здравоохранении» нарушает право женщин на здоровье, в частности, право на репродуктивное здоровье. Абсолютный запрет абортов и их криминализация, запрет безопасного прерывания беременности подвергают серьезной угрозе жизни женщин в случаях наличия медицинских показаний к прерыванию беременности.

Право на аборт в международной практике рассматривается как одно из фундаментальных прав человека, гарантирующие ему свободное и самостоятельное решение относительно своего здоровья и своего будущего. «Право на частную жизнь», в содержании которого входит право на прерывание беременности (аборт), является одной из составляющих права человека на жизнь.

Отсутствие у женщин права на свободу выбора в вопросе планирования беременности и производства абортов при наличии социальных и медицинских показаний является дискриминацией по смыслу статьи 1 Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (принята резолюцией 34/180 Генеральной ассамблеи от 18.12.1979).

Проблема правового регулирования абортов является комплексной, поскольку одновременно затрагивает интересы и судьбы как минимум двух человек – женщины, решившей прервать беременность, и плода, находящегося в утробе. Поэтому в вопросе решения проблемы абортов необходимо определить соотношение вступающих в противоречие друг с другом прав – права женщины на аборт, гарантированного ей правом на частную жизнь, и права нерожденного ребенка на жизнь.

Правовые ограничения вместе с другими барьерами приводят к тому, что многие женщины прерывают беременность самостоятельно или прибегают к помощи неквалифицированных лиц.

В большинстве развитых демократических стран решение вопроса о том, делать или не делать аборт, предоставляется самой женщине.

Кроме того, Шакрыл А.Г. указывает, что положения части 5 статьи 40 Закона Республики Абхазия «О здравоохранении» ограничивают права женщин и не могут применяться, поскольку были введены Законом, а не Конституционным законом, что является нарушением требований статьи 35 Конституции Республики Абхазия.

По смыслу статьи 35 Конституции Республики Абхазия, законодатель должен исходить из недопустимости издания в Республике Абхазия законов, отменяющих или умаляющих права граждан, и основывать свои решения на конституционных принципах и нормах.

Ввиду изложенного Уполномоченный по правам человека в Республике Абхазия Шакрыл А.Г., руководствуясь пунктом 6 части 1 статьи 13, частью 5 статьи 14 Закона Республики Абхазия «Об Уполномоченном по правам человека в Республике Абхазия», а также частью 4 статьи 15 Конституционного закона Республики Абхазия «О судебной власти» просит Конституционный суд Республики Абхазия проверить конституционность положений части 5 статьи 40 Закона Республики Абхазия «О здравоохранении».

  1. Конституционный суд Республики Абхазия, изучив поступивший от Уполномоченного по правам человека в Республике Абхазия Шакрыл А.Г. запрос и представленные ею материалы, не находит оснований для принятия запроса к рассмотрению.

Так, полномочия Конституционного суда Республики Абхазия определены в статье 72.1 Конституции Республики Абхазия, статье 3 Кодекса Республики Абхазия о конституционной юрисдикции и статье 46 Конституционного закона Республики Абхазия «О судебной власти».

Конституционный суд, поддерживая верховенство Конституции Республики Абхазия в правовой системе Республики Абхазия, обеспечивает в пределах своей компетенции конституционную законность на всей территории Республики Абхазия (статья 6 Кодекса Республики Абхазия о конституционной юрисдикции).

Конституционный суд Республики Абхазия является судебным органом конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющим судебную власть посредством конституционного судопроизводства.

Поводом к рассмотрению дела в Конституционном суде Республики Абхазия является обращение в Конституционный суд в форме запроса, ходатайства или жалобы, отвечающей требованиям упомянутого Кодекса.

Основанием к рассмотрению дела, согласно части 2 статьи 32 Кодекса Республики Абхазия о конституционной юрисдикции, являются положения, предусмотренные частью 1 статьи 3 названного Кодекса.

В соответствии со статьей 82 Кодекса Республики Абхазия о конституционной юрисдикции правом на обращение в Конституционный суд Республики Абхазия с запросом о проверке конституционности указанных в пункте «а» пункта 1 части 1 статьи 46 Конституционного закона Республики Абхазия «О судебной власти» и в подпункте «а» пункта 1 части 1 статьи 3 упомянутого Кодекса правовых актов органов государственной власти и органов местного самоуправления обладают лишь Президент Республики Абхазия, Народное Собрание – Парламент Республики Абхазия, Кабинет Министров Республики Абхазия, Верховный суд Республики Абхазия, Арбитражный суд Республики Абхазии и органы местного самоуправления.

Согласно части 1 статьи 95 Кодекса Республики Абхазия о конституционной юрисдикции правом на обращение в Конституционный суд с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение конституционных прав и свобод обладают граждане или объединения граждан, чьи права и свободы нарушаются законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, а также иные органы и лица, указанные в законе.

Обращение направляется в Конституционный суд в письменной форме и подписывается управомоченным лицом (часть 1 статьи 33 Кодекса Республики Абхазия о конституционной юрисдикции).

Законодатель установил перечень обязательных требований к обращению в Конституционный суд Республики Абхазия, предусмотренных статьей 33 Кодекса Республики Абхазия о конституционной юрисдикции. Так, в пункте 7 части 2 статьи 33 Кодекса Республики Абхазия о конституционной юрисдикции содержится требование, предусматривающее необходимость отражения в обращении конкретных, указанных в Конституционном законе Республике Абхазия «О судебной власти» и названном Кодексе оснований.

В соответствии с частью 2 статьи 95 Кодекса Республики Абхазия о конституционной юрисдикции (право на обращение в Конституционный суд Республики Абхазия) к жалобе помимо документов, перечисленных в статье 34 обозначенного Кодекса, прилагается копия официального документа, подтверждающего применение либо возможность применения обжалуемого закона, при разрешении конкретного дела.

Однако, таковых документов к рассматриваемому обращению в виде запроса Уполномоченного по правам человека в Республике Абхазия приложено не было.

Ссылка автора запроса на часть 5 статьи 14 Закона Республики Абхазия «Об Уполномоченном по правам человека в Республике Абхазия» на наличие информации о массовых и иных грубых нарушениях прав и свобод человека и гражданина, а также случаи, имеющие особое общественное значение, объективно не подтверждены. При этом, по мнению Конституционного суда Республики Абхазия, Уполномоченный по правам человека в Республике Абхазия по собственной инициативе вправе реализовывать меры в соответствии с компетенцией, в целях поддержания именно конкретных пострадавших лиц (статья 13 Закона Республики Абхазия «Об Уполномоченном по правам человека в Республике Абхазия»).

Конституционный суд Республики Абхазия отмечает, что при определении допустимости поступившего от Уполномоченного по правам человека в Республике Абхазия запроса установлено, что он не отвечает требованиям части 2 статьи 96 Кодекса Республики Абхазия о конституционной юрисдикции, так как в нем не отражены сведения о применении Закона Республики Абхазия «О здравоохранении» в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон.

К тому же в запросе не отражены конкретные предусмотренные законом основания к рассмотрению обращения Конституционным судом.

При этом, частью 3 статьи 3 Кодекса Республики Абхазия о конституционной юрисдикции установлено, что Конституционный суд при осуществлении конституционной юрисдикции воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов.

Высшей ценностью согласно Конституции Республики Абхазия является признание прав и свобод человека и гражданина. Именно права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение Конституционных законов и законов, деятельность законодательной, исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечивается правосудием.

Не вдаваясь в анализ и оценку обстоятельств, по которым Уполномоченный по правам человека в Республике Абхазия Шакрыл А.Г. приняла решение о направлении в Конституционный суд обозначенного запроса, Конституционный суд Республики Абхазия констатирует, что в нем отсутствуют сведения о нарушениях конституционных прав и свобод, вследствие применения или намерения применить Закон Республики Абхазия «О здравоохранении» в конкретном деле, в связи с чем, данный запрос не соответствует требованиям пункта 2 части 1 статьи 39 Кодекса Республики Абхазия о конституционной юрисдикции.

На основании изложенного, руководствуясь пунктом 2 части 1 статьи 39 Кодекса Республики Абхазия о конституционной юрисдикции, Конституционный суд Республики Абхазия

о п р е д е л и л:

  1. Отказать в принятии к рассмотрению запрос Уполномоченного по правам человека в Республике Абхазия Шакрыл Асиды Георгиевны о признании неконституционными положений части 5 статьи 40 Закона Республики Абхазия «О здравоохранении», поскольку он не отвечает требованию пункта 2 части 1 статьи 39 Кодекса Республики Абхазия о конституционной юрисдикции, в соответствии с которым запрос в Конституционный суд Республики Абхазия признается допустимым.
  2. Определение Конституционного суда Республики Абхазия по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.
  3. Настоящее Определение подлежит опубликованию на официальном Интернет-сайте Конституционного суда Республики Абхазия.
  4. В соответствии с частью 4 статьи 35 Кодекса Республики Абхазия о конституционной юрисдикции возвратить заявителю государственную пошлину.

 

 

Конституционный суд Республики Абхазия

 

 

№ 04-ОКС/2021

Последнее изменение Среда, 18 августа 2021 17:07

Яндекс.Метрика

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me
© 2018-2021 Конституционный суд Республики Абхазия | Официальный сайт