РЕШЕНИЯ КС

Определение Конституционного суда Республики Абхазия по жалобе Зарандия И.Ч. на нарушение конституционных прав и свобод гражданина

 

 

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ

КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ

об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Зарандия И.Ч. на нарушение конституционных прав и свобод гражданина

 

город Сухум                                                                                                                          3 декабря 2019 года

 

  Конституционный суд Республики Абхазия в составе председательствующего – Председателя Конституционного суда Республики Абхазия Н.А. Тания, заместителя Председателя Л.П. Ходжашвили, судьи-секретаря Р.К. Пантия и судьи А. З. Бигуаа рассмотрел вопрос о принятии к рассмотрению жалобы гражданина Зарандия И. Ч. «на нарушение конституционных прав и свобод гражданина» и проверке конституционности положения части 2 статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия.

  Заслушав в судебном заседании заключение судьи-докладчика Р.К. Пантия, проводившего в соответствии со статьей 37 Кодекса Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции» предварительное изучение жалобы гражданина Зарандия И. Ч. «на нарушение конституционных прав и свобод гражданина», Конституционный суд Республики Абхазия

установил:

  1. Гражданин Зарандия Иван Чантович обратился в Конституционный суд Республики Абхазия с жалобой на нарушение своих конституционных прав в результате применения в отношении него нормы части 2 статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия.

  По мнению заявителя, примененное в отношении него Постановление судьи Верховного суда Республики Абхазия М.С. Цушба, выявило правовую неопределенность в вопросе соответствия Конституции Республики Абхазия нормы части 2 статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия «…либо они могут быть подвергнуты судебному штрафу в порядке, установленном статьями 116, 117 Кодекса», так как, по его утверждению, «статья 110  УПК Республики Абхазия не включает адвоката, как субъекта, на которого может быть наложено денежное взыскание за неисполнение процессуальных обязанностей».

  Правовая позиция заявителя, на которой основывается его обращение в Конституционный суд Республики Абхазия, заключается в следующих аргументах.

  Адвокат, будучи независимым профессиональным субъектом среди участников судопроизводства, на которого возложена публичная обязанность обеспечивать защиту прав и свобод граждан, реализует их права на получение квалифицированной юридической помощи и на судебную защиту. В своей деятельности адвокат руководствуется нормами действующего законодательства Республики Абхазия, в том числе и Законом Республики Абхазия «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Республике Абхазия», который подробно регламентирует его права и обязанности, правила поведения и меру ответственности. В соответствии со статьей 18 указанного закона запрещается вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую согласно законодательству, либо препятствование этой деятельности. Адвокат не может быть привлечен к какой-либо ответственности за выраженное им мнение при осуществлении им адвокатской деятельности, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвоката в преступном действии (бездействии).

  По мнению заявителя, применение судом нормы статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия – штрафа в размере 30 тысяч рублей за нарушение порядка в судебном заседании противоречит статье 110 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия. Данная статья не включает адвоката как субъекта, на которого может быть наложено денежное взыскание за неисполнение процессуальных обязанностей. Суд вопреки требованиям закона самостоятельно расширил круг участников уголовного судопроизводства, предусмотренный частью 2 статьи 110 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия и, применив часть 2 статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия, подверг его штрафу в виде денежного взыскания. По мнению заявителя, статья 110 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия содержит исчерпывающий перечень участников, подлежащих процессуальному принуждению, и расширительному толкованию не подлежит.

  Кроме того, автор считает, что наличие указания в части 2 статьи 258 УПК РА в виде «…либо они могут быть подвергнуты судебному штрафу в порядке, установленном статьями 116, 117 УПК РА…» нарушает основной конституционный принцип, закрепленный в статье 72 Конституции Республики Абхазия и в статье 26 Конституционного закона Республики Абхазия «О судебной власти» – принцип состязательности, что исключает преследование адвоката. Адвокат подлежит ответственности только по части 2 статьи 18 Закона Республики Абхазия «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Республике Абхазия», и, соответственно, не может быть привлечен к ответственности дважды. Следовательно, правила УПК РА противоречат Конституции Республики Абхазия.

  Также, заявитель считает, что применение к адвокату такой меры процессуального воздействия, как денежный штраф противоречит и другим положениям Конституции Республики Абхазия, а именно статье 11, которая признает и гарантирует права и свободы, закрепленные во Всеобщей Декларации прав человека, Международных пактах об экономических, социальных и культурных правах, других общепризнанных международно-правовых актах. Согласно статье 35 Конституции Республики Абхазия ни один закон, отменяющий или умаляющий права и свободы человека, не должен быть принят или издан в Республике Абхазия.

  В связи с изложенным, автор находит действие части 2 статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия в той части, где предусмотрена ответственность адвоката в качестве меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании в виде судебного штрафа, противоречащим вышеприведенным нормам Конституции Республики Абхазия. Заявитель обращает внимание на те нарушения указанных положений Конституции Республики Абхазия, которые содержатся в части 2 статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия, которые «нивелируют базовые принципы, фактически занимая позицию одной из сторон и это нарушает принцип состязательности, свидетельствуя о пристрастности суда, что влечет утрату доверия к суду и не будет способствовать вынесению законного и справедливого решения, умаляет права адвоката, как представителя гражданского общества». Также заявитель считает, что сохранение указанной нормы Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия создает правовые предпосылки и условия, при которых адвокат становится зависимым от государственного воздействия, что будет негативно отражаться на квалифицированной юридической помощи и судебной защите. Адвокат может быть подвергнут мерам государственного принуждения только лишь в случае совершения им уголовно-наказуемого деяния.

  1. Оценивая правовую позицию заявителя Зарандия И.Ч. во всей совокупности его доводов, Конституционный суд приходит к следующим выводам.

  Статус адвоката и его правовое положение определяются статьей 6 Закона Республики Абхазия «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Республике Абхазия», процессуальное положение адвоката в уголовном судопроизводстве регламентируется статьями 49 – 53 главы 7 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия. Согласно указанным нормам, адвокат это лицо, осуществляющее защиту прав и интересов граждан, оказывающее им юридическую помощь по обеспечению доступа к правосудию. Для реализации своих задач законодательство Республики Абхазия наделило адвоката широкими полномочиями как независимого профессионального советника по правовым вопросам.

  Статья 18 Закона Республики Абхазия «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Республике Абхазия» гарантирует независимость адвоката и не допускает вмешательство в его деятельность, либо препятствование этой деятельности.

  Как выше указано, гражданин Зарандия И.Ч. ставит вопрос о неконституционности части 2 статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия, а именно, о ее несоответствии статьям 11, 21, 35 и 72 Конституции Республики Абхазия.

  Как видно из положений статьи 11 Конституции Республики Абхазия, Республика Абхазия признает и гарантирует права и свободы, закрепленные во Всеобщей Декларации прав человека, в Международных пактах об экономических, социальных и культурных правах, о гражданских и политических правах, других общепризнанных международно-правовых актах. В соответствии с этими международными актами каждый человек имеет право на справедливое судебное разбирательство независимым и беспристрастным судом, а адвокат имеет право на свободу выражения мнения.

  Статья 21 Конституции Республики Абхазия гарантирует каждому человеку государственную и судебную защиту его прав и свобод. Из положений статьи 35 Конституции Республики Абхазия видно, что ни один закон, отменяющий или умаляющий права и свободы человека, не должен быть принят или издан в Республике Абхазия. Отдельные ограничения прав и свобод могут вводиться только конституционными законами при необходимости защиты конституционного строя, обеспечения безопасности и общественного порядка, охраны нравственности, а также в случаях стихийных бедствий, чрезвычайного или военного положения. Как следует из статьи 72 Конституции Республики Абхазия, разбирательство во всех судах открытое, за исключением случаев установленных законом. Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

  В вышеприведенных положениях Конституции Республики Абхазия провозглашаются и гарантируются основные принципы прав и свобод человека и гражданина, право на судебную защиту как гарантию того, что в Республике Абхазия не могут быть изданы законы, отменяющие или умаляющие права и свободы, гарантирующие открытое судебное разбирательство на основе конституционных принципов состязательности и равноправия сторон. Именно к этим положениям Конституции Республики Абхазия обращены доводы автора жалобы адвоката Зарандия И.Ч., которыми он обосновывает свою правовую позицию. Однако, в вышеприведенных статьях Конституции Республики Абхазия ни прямо, ни косвенно не содержится каких-либо иных положений, помимо основополагающих принципов прав и свобод человека и гражданина, доступу к правосудию, которое осуществляется на основе конституционных принципов состязательности и равноправия сторон.

  Конкретные права и обязанности, ответственность адвоката в его профессиональной деятельности устанавливаются Законом Республики Абхазия «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Республике Абхазия», соответствующими статьями Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия, действующими в порядке уголовно-процессуального судопроизводства.

  Из содержания жалобы Зарандия И.Ч. видно, что ее автор в обоснование своих доводов, помимо статей Конституции, обращается к статье 18 Закона Республике Абхазия «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Республике Абхазия» (гарантии независимости адвоката), согласно которой адвокат не может быть привлечен к какой-либо ответственности за выраженное им мнение при осуществлении адвокатской деятельности, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвоката в преступном действии (бездействии).

  По мнению автора жалобы, незаконное Постановление судьи Верховного суда Республики Абхазия о наложении штрафа №2-2 от 15 августа 2019 года в порядке части 2 статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия свидетельствует о неконституционной природе данной статьи уголовно-процессуального законодательства Республики Абхазия.

  Между тем, как видно из части 2 статьи 18 Закона Республики Абхазия «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Республике Абхазия», адвокат не может быть привлечен к ответственности за мнение, выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности, а не за допущенное им нарушение порядка судебного заседания, как это имело место в суде первой инстанции Верховного суда Республики Абхазия.

  Вместе с тем Конституционный суд отмечает, что доводы автора жалобы о несоответствии части 2 статьи 258 УПК Республики Абхазия положениям статей 110, 116, 117 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия не могут быть предметом суждения Конституционного суда, так как в данном случае речь не идет о конституционности статей 110, 116, 117 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия, а автор жалобы не оспаривает положения этих статей Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия по отношению к положениям Конституции Республики Абхазия. В данном же случае Конституционный суд Республики Абхазия не может вторгаться в компетенцию судов общей юрисдикции, что противоречило бы требованиям части 4 статьи 46 Конституционного закона Республики Абхазия «О судебной власти» и части 3 статьи 3 Кодекса Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции».

  Таким образом, анализируя вышеизложенное, Конституционный суд Республики Абхазия пришел к выводу о том, что в рассматриваемой жалобе не приведены законные доводы о неконституционности положений части 2 статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия по отношению к статьям 11, 21, 35 и 72 Конституции Республики Абхазия. При этом Конституционный суд Республики Абхазия отмечает, что каждый гражданин вправе обратиться в Конституционный суд с жалобой на нарушение своих конституционных прав и свобод законом, и такая жалоба признается допустимой, если оспариваемым законом, примененным или подлежащим применению в деле заявителя, нарушаются его конституционные права и свободы.

  Часть 2 статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия направлена на обеспечение надлежащего осуществления правосудия по уголовным делам и пресечение нарушений установленного в судебном заседании порядка сторонами процесса. Допуская применение судебного штрафа в качестве меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании, данная норма закона не лишает стороны реализовывать свои процессуальные права в пределах определенных законом, отстаивать в суде свою правовую позицию, адвокатам осуществлять защиту интересов своих доверителей в установленных законом процессуальных формах, а исключает лишь возможность злоупотребления своими правами сторонами процесса. Такого рода законодательные нормы не противоречат смыслу статьи 34 Конституции Республики Абхазия, согласно которой перечисление в Конституции определенных прав не должно толковаться как отрицание или умаление других прав, общепризнанных международными правовыми актами. Поэтому осуществление прав и свобод человека не должно нарушать права и свободы других лиц, и этим закон обеспечивает осуществление правосудия и защиту прав и законных интересов других участников процесса и как таковой не может расцениваться как недопустимое ограничение конституционных прав человека.

  Данные меры призваны защитить не только судей, но и всех добросовестных участников судебного процесса, они предполагают справедливое судебное разбирательство и не могут рассматриваться как нарушение при реализации конституционного принципа равенства возможностей сторон.

  Основным доводом рассматриваемой жалобы является то, что применение в уголовном судопроизводстве части 2 статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия нарушается один из основополагающих принципов конституционного судопроизводства – состязательность сторон. По мнению автора жалобы, это ставит в неравное положение сторону защиты чем нарушается принцип состязательности сторон в уголовном судопроизводстве. Однако заявитель, очевидно, не принял во внимание тот факт, что применение судебных штрафов судом осуществляется, как в отношении защитника, так и в отношении обвинителя, что исключает довод о неравном положении сторон.

  Уважение к суду, как органу государственной власти, должно быть неукоснительным и безусловным, а демонстрация неуважения к суду – путь тупиковый, противоречащий задаче построения правового государства, закону и профессиональной морали, и такая правовая позиция основана на Конституции и законах Республики Абхазия.

  Таким образом, Конституционный суд Республики Абхазия находит, что оспариваемая автором жалобы часть 2 статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия не нарушает его конституционных прав. Что же касается законности и обоснованности применения судом общей юрисдикции этой нормы Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия, то такая проверка в компетенцию Конституционного суда Республики Абхазия не входит.

  В связи с изложенным, Конституционный суд Республики Абхазия, изучив жалобу Зарандия И.Ч. и приложенные к ней материалы, не находит основания для принятия его жалобы к рассмотрению.

  Руководствуясь статьей 49 Конституционного закона Республики Абхазия «О судебной власти», пунктом 2 части 1 статьи 39, частью 1 статьи 77 и статьей 96 Кодекса Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции», Конституционный суд Республики Абхазия

определил:

  1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Зарандия Ивана Чантовича, поскольку она не отвечает требованиям Кодекса Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции», в соответствии с которым жалоба в Конституционный суд Республики Абхазия признается допустимой.
  2. Определение Конституционного суда Республики Абхазия по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
  3. В соответствии с частью 4 статьи 35 Кодекса Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции» госпошлина подлежит возвращению заявителю.
  4. Настоящее Определение подлежит опубликованию на официальном Интернет-сайте Конституционного суда Республики Абхазия.

 

 

 

 

 

Председательствующий                                                                                             Н.А. Тания

 

 

Заместитель Председателя

Конституционного суда

Республики Абхазия                                                                                                  Л.П. Ходжашвили

 

 

Судья-секретарь

Конституционного суда

Республики Абхазия                                                                                                  Р.К. Пантия

 

 

Судья

Конституционного суда

Республики Абхазия                                                                                                  А.З. Бигуаа

 

 

 

Конституционный суд

Республики Абхазия

№06–ОКС

 

Последнее изменение Понедельник, 09 декабря 2019 15:23
Яндекс.Метрика