Информационно-аналитический отчет о решениях Конституционного суда Республики Абхазия, принятых в ходе осуществления конституционного судопроизводства и деятельности Аппарата Конституционного суда Республики Абхазия с 2019 – по май 2020 года

 

  Важнейшим достижением государственной независимости и его правовая основа непосредственно связана с принятием Конституции.

  Конституция Абхазии, принятая 26 ноября 1994 года, определила своей главной целью создание суверенного, правового, демократического государства и также определила Конституционный суд, как судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства в целях защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства Конституции Республики Абхазия на всей территории Республики Абхазия.

  Создание Конституционного суда Республики Абхазия 27 февраля 2018 года, как хранителя главного закона страны и ее ценностей, явилось проявлением стремления Абхазии к демократическим преобразованиям, конституционно-правовой защите суверенитета, последовательной реализации идей правового государства.

  Конституционный суд следит за тем, чтобы действия государства соответствовали Конституции. За ним остается последнее слово, когда речь заходит об интерпретации положений Основного закона страны, его толкованию этого закона обязаны следовать все. Если слова о верховенстве права записаны в нашей Конституции не просто для красоты содержания ее текста, то в государстве должна существовать по-настоящему работающая система конституционного правосудия, которая способна при необходимости напомнить другим ветвям государственной власти о правовых рамках, в которых они действуют. Конституционный суд не подменяет другие властные органы и не вторгается в их компетенцию. С одной стороны он независим от них, с другой может влиять на их деятельность. В этом смысле он более высокая инстанция, каким и должен быть орган конституционного правосудия. Без Конституционного суда невозможно представить себе правовое государство, он защищает основные права граждан и стоит на страже демократии.

  Задача защиты прав и свобод человека и гражданина реализуется Конституционным судом Республики Абхазии при осуществлении всех видов полномочий. Однако наиболее ярко данная функция реализуется в форме нормоконтроля – при проверке конституционности нормативных актов. В Республике Абхазия полномочиями по осуществлению нормоконтроля наделен не только Конституционный суд Республики Абхазия, но и Верховный суд Республики Абхазия, а также иные суды. Разграничение между ними подсудности зависит от природы нормативно-правовых актов, подлежащих оспариванию, а также природы нормативно-правовых актов, на соответствие которым производится проверка. То есть суды общей юрисдикции вправе проверять нормативные акты на предмет соответствия иным нормативным актам, имеющим большую юридическую силу, а Конституционный суд – Конституции Республики Абхазия.

  Осуществляемый Конституционным судом конституционный контроль подразумевает проверку законов с точки зрения их соответствия Конституции, именно законов, как высших после Конституции нормативных актов в иерархии источников права, а также некоторых близких по значимости к закону нормативных актов, издаваемых высшими органами государственной власти. Конституционный контроль представляет собой обеспечение конституционности и правового характера всей системы общеобязательных актов и норм путем лишения юридической силы тех из них, которые носят неконституционный, неправовой характер. Рассматриваемые Конституционным судом дела, по своей природе относящиеся к конституционному контролю, намного сложнее, чем дела, рассматриваемые в рамках нормоконтроля судами общей юрисдикции, и требуют более длительной и кропотливой работы, природа их решений достаточно различная. Совсем иное качество, чем правоположения, содержащиеся в решениях судов общей юрисдикции, имеют правовые позиции органа конституционного контроля. Это выражается в том, что, как отмечает Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д. Зорькин, «правовые позиции имеют общеобязательный характер (и для законодателя, и для правоприменителя) и обладают качеством регулятора определенного вида общественных отношений... обладают определенными внутренними свойствами, поскольку выполняют роль нормативной основы в правовой системе, а также служат ориентиром в правотворчестве и правоприменении».

  Благодаря правовым позициям Конституционного суда обеспечивается конституционная рихтовка норм, которые не дисквалифицируются, преодолевается их неопределенность посредством уточнения, корректировки смыслового содержания закона, устраняются коллизии между правовыми нормами путем поиска баланса содержащихся в них конституционных ценностей, выявляются системные иерархические связи между нормами и придается им современное содержание.

  Также, исходя из объема полномочий данного правового института – Конституционного суда, представляется возможным говорить о том, что понимание судебного конституционного контроля только как проверки конституционности норм законодательства является неполным.    Так, согласно Конституции Республики Абхазия, Конституционному закону Республики Абхазия «О судебной власти» и Кодексу Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции», Конституционный суд наделен следующими полномочиями:

  1. Проверка соответствия законов и иных нормативно-правовых актов Конституции.
  2. Проверка соответствия международных договоров Конституции. В данном случае производится предварительный контроль до ратификации договора и его вступления в силу. Вступившие в силу для Абхазии международные договоры не подпадают под юрисдикцию Конституционного суда Республики Абхазия.
  3. Разрешение споров о компетенции, то есть споров об объеме полномочий и их принадлежности тому или иному органу государственной власти или органам местного самоуправления.
  4. Защита конституционных прав граждан и организаций на основании индивидуальной конституционной жалобы. Данная форма конституционного контроля именуется конкретным конституционным контролем.
  5. Толкование конституционных положений.
  6. По запросу Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия дает заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения для отрешения от должности Президента Республики Абхазия.
  7. Дает заключение о соответствии предложения о поправках или пересмотре Конституции Республики Абхазия требованиям главы 7 Конституции Республики Абхазия. Обращение с запросом о даче заключения о соответствии предложения о поправках или пересмотре Конституции Республики Абхазия требованиям главы 7 Конституции Республики Абхазия могут вносить в Конституционный суд Президент Республики Абхазия, не менее одной трети от общего числа депутатов Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия, а также не менее десяти тысяч граждан Республики Абхазия, обладающих избирательным правом.
  8. Иные специфические функции, предоставляемые ему конституционным законом.

  Конституционный суд во многом обеспечивает эффективность иных правозащитных, контрольно-надзорных органов (уполномоченного по правам человека, прокуратуры) и поэтому является незаменимым органом в части охраны конституционного строя, защиты конституционных прав и свобод граждан, разрешения споров между органами власти в рамках системы «сдержек и противовесов». Деятельность Конституционного суда способствует созданию единого правого пространства, недопущению возникновения противоречий в законодательстве Республики Абхазия и формированию оптимальных вариантов взаимоотношений органов государственной власти и местного самоуправления. Во многом благодаря судебному конституционному контролю государство становится правовым, защищающим конституционные права и свободы граждан, поскольку вклад судебной ветви власти в этой сфере намного превосходит тот, который создают иные ветви государственной власти.

  Положениями главы 2 Конституции Республики Абхазия закрепляется принцип приоритета прав и свобод человека и гражданина на территории Республики Абхазия, который подразумевает, что деятельность всех публичных органов на территории нашего государства должна строиться в первую очередь в целях обеспечения надлежащих гарантирования, реализации и защиты прав и свобод человека и гражданина. При этом одной из форм деятельности любого органа государственной власти или местного самоуправления является правоприменение, находящее свое выражение, как правило, в конкретном письменном акте. Конституционный суд Республики Абхазия, являясь одним из важнейших институтов в механизме охраны прав и свобод человека и гражданина в пределах территории нашего государства, также уполномочен на правоприменительную деятельность. Вместе с тем, особенности конституционно-правового статуса органа конституционного контроля – Конституционного суда Республики Абхазия, его влияние на развитие правового пространства, позволяет судить о природе его решений как источников права.

  Решением Конституционного суда Республики Абхазия является акт, принимаемый в его заседании, выражающий его волю и констатирующий в соответствии с законом определенные обязанности. Иными словами, решение органа конституционного контроля – это родовое обозначение акта, отвечающего установленным Кодексом Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции» критериям. Решения Конституционного суда Республики Абхазия регламентированы главой 9 Кодекса Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции». Прежде всего, под решениями Конституционного суда Республики Абхазия следует понимать итоговые акты по существу рассмотренного дела о соответствии Конституции Республики Абхазия, нормативных актов, государственно-правовых договоров и международных соглашений Республики Абхазия, о разрешении споров о компетенции, по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов о конституционности закона, примененного в конкретном деле, а также о толковании Основного закона. Решения, принимаемые по указанным выше вопросам, именуются постановлениями и выносятся от имени Республики Абхазия.

  Итоговое решение Конституционного суда Республики Абхазия по существу запроса о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения для отрешения от должности Президента Республики Абхазия, а также по вопросу о соответствии предложения о поправках или пересмотре Конституции Республики Абхазия требованиям главы 7 Конституции Республики Абхазия (конституционные поправки и порядок пересмотра Конституции) именуются заключениями. Все иные акты Конституционного суда Республики Абхазия, принимаемые в ходе осуществления конституционного судопроизводства, именуются определениями.

  В зависимости от самостоятельной значимости различают основные и дополнительные определения. Основное определение первоначально, их большинство. Дополнительное выносится в дополнение к уже вынесенному ранее решению Конституционного суда, не имеет самостоятельного значения и следует судьбе основного определения или итогового решения. Дополнительные определения призваны устранять недостатки в основных решениях. С их помощью Конституционный суд может разъяснить ранее вынесенные решения, т.е. устранить недостаточную ясность первоначальных решений и исправить содержащиеся в решениях неточности.

  Для большего понимания видов определений, Конституционный суд Республики Абхазия принимает следующие итоговые определения: собственно отказные определения, которые обусловлены тем, что разрешение вопросов, поставленных в обращениях, неподведомственно Конституционному суду Республики Абхазия, по форме не отвечает требованиям, исходит от ненадлежащего органа, не оплачена госпошлина, в связи с чем оно является недопустимым, а также определения «по жалобе или иному обращению». Определение «отказное» сохраняет свою юридическую силу, а сформулированная в нем правовая позиция распространяется на конституционный спор, являющийся предметом поступившего обращения. К определениям «с позитивным содержанием», как они именуются иначе, относятся также и те случаи, когда Конституционный суд Республики Абхазия уже разрешал поставленный в обращении вопрос, не проводя публичного разбирательства и вынося при этом не постановление, а определение.

  Решения Конституционного суда Республики Абхазия, принятые по вопросам его компетенции, являются обязательными для применения на территории Республики Абхазии, без их подтверждения какими-либо органами или должностными лицами.

  Акты института конституционного правосудия по своим особым юридическим свойствам окончательны, не подлежат обжалованию, вступают в силу немедленно после их провозглашения. Признание нормативного правового акта или его части несоответствующими Конституции Республики Абхазия автоматически влечет за собой признание его утратившим силу. Решения судов и иных органов, основанные на этих фактах, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных законом случаях. Содержащиеся в решениях Конституционного суда Республики Абхазия положения имеют нормативный характер, в них толкуется Конституция, законы и иные нормативные акты, проходящие экспертизу в Конституционном суде, что фактически означает внедрение суда в правотворческую материю, причем с приоритетным эффектом.

  Решения Конституционного суда, принятые в результате официального толкования Конституции Республики Абхазия, имеют силу, приравненную к юридической силе Основного закона, и в данном случае правоприменитель, руководствуясь конкретной статьей Конституции и соответствующим решением, принятым в процессе официального толкования Конституции Республики Абхазия, может применить их при рассмотрении дела.

  Хотелось бы отметить, что решения, выносимые Конституционным судом, могут сопровождаться особыми мнениями судей. Институт особого мнения урегулирован положениями части 5 статьи 32 Конституционного закона Республики Абхазия «О судебной власти» и статьи 75 Кодекса Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции», которыми предусмотрена возможность для судьи Конституционного суда, не согласного с решением суда, письменно изложить свое особое мнение, которое подлежит приобщению к материалам дела и опубликованию вместе с решением Конституционного суда. Положениями указанной статьи не исключается  возможность изложения особого мнения не только в связи с несогласием с резолютивной частью решения, но также с несогласием с мотивировочной частью либо иными положениями вынесенного решения. Особое мнение судьи в конституционном судопроизводстве играет  иную роль, нежели которую оно выполняет в судах общей юрисдикции, поскольку постановления Конституционного суда, как выше отмечалось, не могут быть пересмотрены ни им самим, ни иными государственными органами. Особое мнение судьи  Конституционного суда гарантирует свободное волеизъявление, его независимость и равенство прав с другими судьями, способствует поиску истины и формированию новых подходов к развитию практики официального толкования Конституции Республики Абхазия и созданию предпосылок для глубокого изучения проблемы, для формирования научных доктрин.

  Общая картина по принятым решениям Конституционного суда Республики Абхазия выглядит следующим образом.

  За 2019 год и по май 2020 года в Конституционный суд Республики Абхазия поступило 15 обращений: от граждан – 6, по запросам судов – 3 по запросу одной трети от общего числа депутатов Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия – 2, по запросу Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия – 1, от организаций – 3.

  По принятым к рассмотрению обращениям Конституционным судом Республики Абхазия было вынесено: постановление – 1, заключение – 2, определение – 6, особое мнение – 1, определение руководителя Аппарата – 3, ответ Председателя Конституционного суда Республики Абхазия в письменной форме – 2, ответ руководителя Аппарата Конституционного суда Республики Абхазия – 1.

  Конституционным судом проверялись на соответствие Конституции Республики Абхазия положения Конституционного закона Республики Абхазия «О Кабинете Министров (Правительстве) Республики Абхазия», нормы Трудового законодательства Республики Абхазия, Уголовно-процессуального законодательства Республики Абхазия; Кодекса Республики Абхазия «Об административном судопроизводстве», Конституционного закона Республики Абхазия «О судебной власти»; предложения о поправках или пересмотре Конституции Республики Абхазия требованиям главы 7 Конституции Республики Абхазия об исключении статей 54 и 55 из главы 4 Конституции Республики Абхазия.

  1. Определением Конституционного суда Республики Абхазия отказано в принятии к рассмотрению запроса Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия о проверке конституционности Указа Президента Республики Абхазия от 27.01.2017 года УП-5 «О помиловании» осужденного Лукава Г.Ц.

  Своим Определением Конституционный суд Республики Абхазия выявил смысл положений пункта 23 статьи 53 Конституции Республики Абхазия.

  В обоснование принятого решения об отказе в принятии к рассмотрению запроса Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия о проверке конституционности Указа Президента Республики Абхазия от 27.01.2017 года УП-5 «О помиловании» Лукава Г.Ц. и соответствии обращения требованиям части 2 статьи 39 Кодекса Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции» с точки зрения его допустимости, Конституционный суд Республики Абхазия указал, что Указ Президента Республики Абхазия от 27.01.2017 года УП-5 «О помиловании» Лукава Г.Ц. издан на основании пункта 23 статьи 53 Конституции Республики Абхазия Президентом Республики Абхазия в рамках своих полномочий. Совершенно очевидно, что вышеуказанная норма Конституции Республики Абхазия входит в сферу исключительной компетенции Президента, является нормой прямого действия и не связывает осуществление права помилования с определенными условиями или предпосылками и не обязывает законодателя, как это предусмотрено, например, в пунктах 16, 19, 22 этой же статьи Конституции их регулировать, равно, как и не открывает возможность для какого-либо ограничения. Это исключительное право может быть ограничено только конституционно. Как указал Конституционный суд, право главы государства на помилование отличается от других его полномочий тем, что при его осуществлении он не связан какими-либо законодательными рамками, имеет право принять или не принять во внимание любые обстоятельства, связанные с характером и тяжестью преступления, личностью осужденного преступника, с отбытием определенного срока наказания до помилования, мнением общественности и т.д. Не связан также Президент и процедурой осуществления помилования, которая устанавливается его же указом. Более того, акт помилования может издаваться без ходатайства, без согласия, без одобрения и даже вопреки воле осужденного. Помилование вообще не может ставиться в зависимость от воли осужденного, поскольку этот акт является актом милосердия. Конституционный суд также отметил, что правила, установленные «Положением о комиссии по вопросам помилования при Президенте Республики Абхазия» и утвержденный соответствующим актом для прохождения процедуры рассмотрения ходатайства о помиловании и внесения соответствующих предложений Президенту Республики Абхазия, регламентирует лишь процедуру помилования по ходатайству осужденного, имеет сугубо совещательные полномочия, готовит для Президента предложения по совершенствованию законодательства в данной сфере и т.д. Поэтому, Президент, как носитель соответствующего конституционного полномочия, может не привлекать или же привлекать в этот процесс Комиссию при условии, что решение о помиловании принимается самим Президентом, и он никак не связан и не может быть связан позициями Комиссии. Учитывая высшую юридическую силу Конституции Республики Абхазия над действующими в Республике Абхазия законами и иными правовыми актами, ввиду достаточной ясности и недвусмысленности содержания пункта 23 статьи 53 Конституции Республики Абхазия о праве Президента на помилование, который не связан процедурой осуществления помилования и которая устанавливается его же Указом, Конституционный суд Республики Абхазия не нашел правовой неопределенности в Указе Президента Республики Абхазия от 27.01.2017 года УП-5 «О помиловании» Лукава Г.Ц. по отношению к Конституции Республики Абхазия.

  Не разделяя основные оценки и выводы, содержащиеся в Определении от 28 февраля 2019 года №02-ОКС Конституционного суда Республики Абхазия по делу о проверке конституционности  Указа Президента Республики Абхазия от 27 января 2017 года УП-05 «О помиловании» осужденного Г.Ц. Лукава, судья Конституционного суда Республики Абхазия Д.Э. Пилия  высказала свое особое мнение. В соответствии с требованиями статьи 75 Кодекса  Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции» решение судьи, не согласного с решением Конституционного суда оглашено, приобщено к материалам дела и опубликовано на официальном Интернет-сайте Конституционного суда вместе с решением Конституционного суда.

  2. Постановлением от 26 июня 2019 года №03/З Конституционный суд Республики Абхазия дал оценку конституционности положений части 7 статьи 7 Конституционного Закона Республики Абхазия «О Кабинете Министров (Правительстве) Республики Абхазия» по запросу судьи Сухумского городского суда о применении органами государственного управления вышеуказанной нормы Конституционного закона Республики Абхазия при увольнении гражданки А.Л. Дбар, противоречащей, по его мнению, статьям 11, 12, 19 и 21 главы 2 Конституции Республики Абхазия, часть 7 статьи 7 Конституционного Закона Республики Абхазия «О Кабинете Министров (Правительстве) Республики Абхазия» от 13 августа 1996 года №290-с с изменениями и дополнениями от 9 февраля 2010 года №2555-с-I, 26 мая 2010 года №2616-с-IV, 17 декабря 2010 года №2795-с-IV в части «со всеми сотрудниками органов государственного управления, входящих в структуру Кабинета Министров Республики Абхазия» признана не соответствующей статье 11 Конституции Республики Абхазия.

  Конституционный суд Республики Абхазия, формулируя в своем решении общие, обладающие конституционной значимостью требования к правоприменению, указал, что Конституция Республики Абхазия, провозглашая Республику Абхазия правовым и социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, признает и гарантирует права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, и, в соответствии с Конституцией Республики Абхазия, устанавливает, что Республика Абхазия обеспечивает государственную защиту свободы труда. Конституционный Закон Республики Абхазия «О Кабинете Министров (Правительстве) Республики Абхазия» от 13 августа 1996 года №290-с с изменениями и дополнениями от 9 февраля 2010 года №2555-с-I, 26 мая 2010 года №2616-с-IV, 17 декабря 2010 года №2795-с-IV не затрагивая самой по себе предусмотренной отставки Кабинета Министров Республики Абхазия, изменил только круг субъектов прекращения трудовых отношений в связи с отставкой Кабинета Министров, не определив при этом категории сотрудников. Неопределенность законодательной регламентации вопросов прекращения трудовых отношений, не обеспечивая реализацию иных социальных прав сотрудников органов государственного управления, не должна приводить к нарушению принципа поддержания доверия граждан к закону и действиям государства. Для соблюдения принципа поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, предполагающего правовую определенность, сохранение разумной стабильности правового регулирования, недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм и предсказуемость законодательной политики, с тем, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения, и могли быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав, действенности их государственной защиты, то есть в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться государственной властью и ею реализовано. Вопрос реализации трудовых прав граждан имеет социальный характер и правоприменение данного положения пункта 7 статьи 7 Конституционного Закона Республики Абхазия «О Кабинете Министров (Правительстве) Республики Абхазия» должно иметь целью качественное улучшение работы органов государственного управления. Цель и используемые средства не должны противоречить критериям разумности и добросовестности, то есть сути предоставляемого права свободы труда. Использование данного права органами и должностными лицами органов государственного управления не должно быть бременем, которое превосходит ценность защищаемой цели. В соответствии со статьей 23, признаваемой Республикой Абхазия Всеобщей Декларации прав человека, «каждый человек имеет право на труд, свободный выбор работы, на справедливые и благоприятные условия труда и защиту от безработицы». Конституционный суд Республики Абхазия указал, что внесение изменений в статью 7 в виде дополнения частью 7 к Конституционному Закону Республики Абхазия «О Кабинете Министров (Правительстве) Республики Абхазия» в части распространения положений основной части упомянутого закона на сотрудников органов государственного управления нарушает статью 11 Конституции Республики Абхазия, согласно которой Республика Абхазия признает и гарантирует права и свободы, закрепленные во Всеобщей Декларации прав человека, Международных пактах об экономических, социальных и культурных правах и других общепризнанных международно-правовых актах, которые предусматривают право человека на труд и защиту от безработицы.

  В своем постановлении Конституционный суд также отметил, что в Кодексе Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции» не содержится положений прямо позволяющих Конституционному суду распространять действие своего решения на прошлое время, то есть придавать обратную силу и о том, что в данном случае действует общий порядок, вытекающий из положений статьи 77 Кодекса Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции» о том, что правовые акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу, что означает для заявителя, обратившегося в Конституционный суд Республики Абхазия в порядке конкретного нормоконтроля, принятие Конституционным судом решения о неконституционности примененного в деле заявителя закона, влечет пересмотр компетентными органами того дела, которое послужило поводом для обращения в Конституционный суд Республики Абхазия.

  Конституционный суд Республики Абхазия обратился в органы законодательной и исполнительной власти Республики Абхазия об устранении выявленных противоречий в действующем законодательстве Республики Абхазия.

  3. Определением от 19 марта 2019 года №03-ОКС Конституционный суд отказал в принятии к рассмотрению жалобы граждан (группы депутатов) Б.И. Табагуа, Д.С. Дбар, Ю.Л. Хагуш, Б.Э. Айба, Р.В. Лолуа на нарушение конституционных прав и свобод гражданина нормами части 2 статьи 1, статьи 26, пункта 3 статьи 29 Кодекса Республики Абхазия «Об административном судопроизводстве» и части 1 статьи 112 Конституционного закона Республики Абхазия «О судебной власти», поскольку она не отвечала требованиям Кодекса Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции», в соответствии с которым жалоба в Конституционный суд Республики Абхазия признается допустимой.

  В соответствии с частью 1 статьи 95 Кодекса Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции» правом на обращение в Конституционный суд с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение конституционных прав и свобод обладают граждане или объединение граждан, чьи права и свободы нарушаются законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, а также иные органы или лица указанные в законе.

  Заявители конкретно не указали, какие именно их конституционные права и свободы были нарушены при избрании А.З. Бигуаа судьей Конституционного суда Республики Абхазия Народным Собранием – Парламентом Республики Абхазия 12.02.2018 года.

  Конституционный суд Республики Абхазия также отметил о достаточности оснований и для утверждения того, что данная жалоба, по сути, является запросом о проверке конституционности законов вне связи с конкретным делом, на что уполномочены лишь определенные органы и лица, предусмотренные статьей 82 Кодекса Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции». Как известно, к ним граждане или отдельные депутаты Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия не отнесены.

  Заявители ставили вопрос о признании положений части 2 статьи 1, статьи 26, пункта 3 части 1 статьи 29 Кодекса Республики Абхазия «Об административном судопроизводстве», которые, по их мнению, ограничивают доступ к правосудию при рассмотрении в Верховном суде Республики Абхазия об оспаривании ненормативных правовых актов Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия, так как они противоречат положениям статьи 21, части 1 статьи 73, части 3 статьи 72¹ Конституции Республики Абхазия.

  Упомянутые нормы Кодекса Республики Абхазия «Об административном судопроизводстве» определяют предмет регулирования административного судопроизводства, подведомственность административных дел судам, а также определяют подсудность административных дел Верховному суду Республики Абхазия. Таким образом, упомянутые нормы Кодекса Республики Абхазия «Об административном судопроизводстве» достаточно конкретно определяют подведомственность и порядок обращений граждан, чьи права и свободы нарушены, как судов общей юрисдикции, так и Конституционного суда Республики Абхазия. При этом пункт 3 части 1 статьи 29 Кодекса Республики Абхазия «Об административном судопроизводстве» прямо относит к подведомственности Верховного суда Республики Абхазия рассмотрение административных дел об оспаривании ненормативных правовых актов Президента Республики Абхазия, Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия, Кабинета Министров Республики Абхазия, то есть именно к той категории дел, к которой относится обжалованное заявителями Постановление Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия от 12 февраля 2018 года №4561-с-VI «Об избрании Бигуаа А.З. на должность судьи Конституционного суда Республики Абхазия».

  Обосновывая правовую позицию, Конституционный суд не усмотрел правовую неопределенность оспариваемой нормы Конституционного закона «О судебной власти» по отношению к упомянутым заявителями статье 2 Конституции Республики Абхазия (народовластие – основа государственной власти в Республике Абхазия), статье 7 Конституции Республики Абхазия (государственная власть в Республике Абхазия осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную), статье 36 Конституции Республики Абхазия (все законодательные полномочия осуществляются Народным Собранием – Парламентом Республики Абхазия), части 1 статьи 71 (судьи Конституционного суда Республики Абхазия избираются сроком на 15 лет), так как упомянутые нормы Конституции Республики Абхазия не имеют конкретного отношения к выясняемому заявителями вопросу – определение понятия «квалифицированного большинства» при избрании судьи Конституционного суда Республики Абхазия.

  Понятие квалифицированного большинства определяется 2/3 голосов от общего числа депутатов Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия и иных положений в указанных нормах – Конституции Республики Абхазия, Конституционном Законе «О судебной власти», в Регламенте Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия – не содержится. Статья 44 Конституции Республики Абхазия конкретно определяет достаточность квалифицированного большинства при принятии в необходимых на то решений Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия от общего количества депутатов. Так же конкретно понятие «квалифицированное большинство» определено при избрании судей Конституционного суда Республики Абхазия в части 1 статьи 112 Конституционного закона «О судебной власти», в связи с чем, Конституционный суд Республики Абхазия не усмотрел правовой неопределенности данной нормы закона по отношению к статье 44 Конституции Республики Абхазия.

  Конституционный суд Республики Абхазия отметил, что подробный порядок голосования и принятие решений предусмотрен главой 10 Регламента Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия и, учитывая, что порядок подсчета голосов и определение наличия или отсутствия квалифицированного большинства при принятии решений относится к процедурным вопросам, конкретное определение при подсчете голосов наличия квалифицированного большинства при принятии решений должно быть отнесено к целям и задачам действующего Регламента Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия. При этом следует понимать, что итоги подведения подсчета голосов в своем арифметическом выражении могут отличаться от юридически установленного числа. Верховный суд Республики Абхазия, где депутаты Парламента Республики Абхазия оспаривали итоги голосования по избранию судьи Конституционного суда Республики Абхазия Бигуаа А.З., мог разъяснить, что порядок подведения итогов голосования депутатами Парламента Республики Абхазия, применяемый как единый принцип определения результатов голосования, установленный самой законодательной властью, не может противоречить Конституции Республики Абхазия.

  4. Определение руководителя Аппарата Конституционного суда Республики Абхазия от 14.03.2019 года №05-Ж об отказе по жалобе на заявление гражданина Саркисян А.С. в Квалификационную коллегию судей, оспаривающего действия судьи Верховного суда Республики Абхазия Т.В. Шония возвращено ввиду ее явной неподведомственности Конституционному суду Республики Абхазия.

  5.  Заключение Конституционного суда Республики Абхазия от 12.04.2019 года №01-ЗКС по запросу одной трети от общего числа депутатов Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия о даче заключения Конституционного суда Республики Абхазия о соответствии предложения в виде проекта Конституционного закона Республики Абхазия «О поправках к главе 4 Конституции Республики Абхазия» требованиям главы 7 Конституции Республики Абхазия для последующего внесения данного проекта в порядке законодательной инициативы в Народное Собрание – Парламент Республики Абхазия признан несоответствующим требованиям главы 7 Конституции Республики Абхазия. В своем Заключении Конституционный суд отметил, что суть предложенных поправок к Конституции Республики Абхазия заключается в упразднении должности Вице-Президента Республики Абхазия, что связано с реализацией принципа народовластия (статья 2 Конституции Республики Абхазия), принципа разделения властей (статья 7 Конституции Республики Абхазия) и пределов самостоятельности исполнительной ветви власти (глава 4 Конституции Республики Абхазия). Также, исследуя смысл и содержание проекта, Конституционный суд Республики Абхазия пришел к выводу, что, во-первых, вопросы, поставленные в нем неотделимо сопряжены с принципом народовластия, реализующимся непосредственно через всенародное голосование (референдум), либо опосредованно через депутатов представительного органа власти – Народное Собрание – Парламент Республики Абхазия, и вытекающего из этого тезиса ущемления прав граждан на участие в управлении государством; во-вторых, речь идет о соблюдении при такой постановке вопроса конституционных принципов разделения властей и пределах самостоятельности исполнительной ветви власти. К актам непосредственного осуществления власти народом, в соответствии с Конституцией Республики Абхазия, относится избрание Президента и Вице-президента Республики Абхазия. Предложение об упразднении должности Вице-президента Республики Абхазия вступает в противоречие с принципом самостоятельности ветвей власти, так как вторгается в область конституционных полномочий всенародно избранных Президента и Вице-президента Республики Абхазия. Также формулируя свою правовую позицию, Конституционный суд отметил, что предлагаемые депутатами поправки означают радикальное изменение структуры исполнительной власти, изменение характера и содержания выборов Президента Республики Абхазия, пересмотр положений Конституции Республики Абхазия, Конституционного закона Республики Абхазия «О выборах Президента Республики Абхазия», Закона Республики Абхазия «О Президенте Республики Абхазия». Далее, Конституционный суд отметил, что должность Вице-президента создает в обществе политический и общественный консенсус, и является серьезным фактором национального согласия, объединения интересов и устремлений. Эта форма прямого народовластия, выразившаяся в единстве выбора, исторически и традиционно была и остается формой уравновешения содержания и баланса властей. Вице-президент является одним из высших должностных лиц государства, обеспечивающий стабильность в кризисных и иных политических, государственно важных, сложных ситуациях. В статье 55 Конституции Республики Абхазия Вице-президент замещает Президента в случае его отсутствия и невозможности исполнения им своих обязанностей. Факты подобных случаев не раз имели место, и об этом хорошо известно не только депутатам Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия, но и всему народу Абхазии. Вместе с тем, Конституционный суд не отрицал саму постановку вопроса о сохранении, либо упразднении поста Вице-президента, однако посчитал конституционным, законным способом решение этого вопроса путем проведения всенародного голосования (референдума). Конституция Республики Абхазия была принята на сессии Верховного Совета Республики Абхазия 12-го созыва 26 ноября 1994 года, одобрена всенародным голосованием 3 октября 1999 года, следовательно, поправки к Конституции Республики Абхазия – упразднение поста Вице-президента Республики Абхазия, возможны лишь тем же путем, как и его избрание – всенародным голосованием (референдумом).

  6.  Заключение Конституционного суда Республики Абхазия от 12.04.2019 года №02-ЗКС по запросу одной трети от общего числа депутатов Народного Собрания-Парламента Республики Абхазия о даче заключения Конституционного суда Республики Абхазия о соответствии предложения в виде проекта Конституционного Закона Республики Абхазия «О поправках к главам 3 и 5 Конституции Республики Абхазия» требованиям главы 7 Конституции Республики Абхазия для последующего внесения данного проекта в порядке законодательной инициативы в Народное Собрание – Парламент Республики Абхазия признан несоответствующим требованиям главы 7 Конституции Республики Абхазия.

  Исходя из содержания поступившего в виде предложения запроса, а также проекта Конституционного закона Республики Абхазия «О поправках к главам 3 и 5 Конституции Республики Абхазия» было предусмотрено внесение следующих изменений:

1). В пункте 10 статьи 47 главы 3 Конституции Республики Абхазия об исключении слов «Генерального прокурора»;

2). В пункте 14 статьи 53 главы 3 Конституции Республики Абхазия исключить слова «Генерального прокурора»;

3). В статье 76 главы 5 Конституции Республики Абхазия исключить слова «по представлению Президента Республики Абхазия».

  По мнению заявителей, главным аргументом необходимости внесения поправок в Конституцию Республики Абхазия является прямая зависимость Генерального прокурора Республики Абхазия, которая по старому законодательству возникает от того, что Президент Республики Абхазия назначает Генерального прокурора Республики Абхазия.

  Конституционный суд Республики Абхазия, признав запрос несоответствующим требованиям главы 7 Конституции Республики Абхазия, указал, что Основной закон страны в этой части не подвергался изменениям. В Конституции Республики Абхазия и в Законе Республики Абхазия «О прокуратуре Республики Абхазия» правом назначения Генерального прокурора Республики Абхазия обладает только Народное Собрание – Парламент Республики Абхазия. Вместе с тем, поправка с предложением исключить из статьи 76 Конституции Республики Абхазия слова «по представлению Президента Республики Абхазия» свидетельствует о том, что депутаты обошли существующие в статьях 47, 53, 76 Конституции Республики Абхазия положения, что именно Народное Собрание – Парламент Республики Абхазия назначает и освобождает Генерального прокурора Республики Абхазия по представлению Президента Республики Абхазия. Далее Конституционный суд указал, что полномочия Президента Республики Абхазия в отношении прокуратуры значительно ограничены. Ему, в соответствии с его полномочиями принадлежит право представлять в Парламент Республики Абхазия на избрание кандидатуру Генерального прокурора Республики Абхазия, а также входить в Парламент с представлением об его освобождении, но принятие решений по этим кадровым вопросам в обоих случаях остается за Народным Собранием – Парламентом Республики Абхазия. Эта юридическая структура позволяет участвовать в формировании «высшего руководства» Генеральной прокуратуры, как Президенту Республики Абхазия, так и Народному Собранию – Парламенту Республики Абхазия. Действующие положения Конституции Республики Абхазия, а именно, пункт 10 статьи 47, пункт 14 статьи 53, статья 76 в полной мере обеспечивают согласованное взаимодействие всех ветвей власти в Республике Абхазия при назначении Генерального прокурора Республики Абхазия и вторжение в существующий порядок формирования руководства Генеральной прокуратуры Республики Абхазия с целью его изменения, противоречит Конституции Республики Абхазия.

  7. Определение руководителя Аппарата Конституционного суда Республики Абхазия от 01.07.2019 года №08-Ж об отказе по жалобе граждан Косова С.А. и Чикина В.А. на Определение об отказе в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в Президиуме Верховного суда Республики Абхазия от 14.05.2019 года судьи Верховного суда Республики Абхазия и ответа на их жалобу Председателя Верховного суда Республики Абхазия на предмет признания этих решений не соответствующими Конституции Республики Абхазия возвращено заявителям ввиду ее явной неподведомственности Конституционному суду Республики Абхазия.

  4 июля 2019 года во исполнение требования части 6 статьи 36 Кодекса Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции» гражданин В.А. Чикин обжаловал Определение от 01.07.2019 года №08-Ж Конституционного суда Республики Абхазия. 5 июля 2019 года и.о. Председателя Конституционного суда Республики Абхазия признала Определение аппарата Конституционного суда Республики Абхазия законным и обоснованным, в силу чего жалоба не была удовлетворена.

  11 июля 2019 года в Конституционный суд Республики Абхазия обратился Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Республике Абхазия А.А. Двинянин с просьбой о рассмотрении поступившей в их адрес жалобы от гражданина Российской Федерации В.А. Чикина, представляющего по доверенности интересы С.А. Косова  об оказании помощи в урегулировании возникших претензий В.А. Чикина и С.А. Косова к республиканскому судопроизводству.  По результатам рассмотрения запроса, Конституционный суд Республики Абхазия в ответе Послу Российской Федерации указал, что фактически заявители оспаривают вынесенные судами общей юрисдикции решения, ошибочно полагая, что Конституционный суд Республики Абхазия наделен правом юридической оценки и признания незаконными таких решений. Между тем, в соответствии с частью 3 Кодекса Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции»  при осуществлении  конституционной юрисдикции воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов. В силу изложенного, Конституционный суд Республики Абхазия не вправе принимать какие-либо решения по обращению граждан В.А. Чикина и С.А. Косова.

  8.  В Определении от 23 сентября 2019 года №10/Ж Конституционный суд повторил изложенные правовые позиции, раскрывающие конституционно-правовой смысл части 7 статьи 7 Конституционного Закона Республики Абхазия «О Кабинете Министров (Правительстве) Республики Абхазия».

  Так, Определением Конституционного суда Республики Абхазия отказано в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Республики Абхазия Л.Н. Аргун по вопросу конституционности части 7 статьи 7 Конституционного Закона Республики Абхазия «О Кабинете Министров (Правительстве) Республики Абхазия», примененной при рассмотрении ее дела судами общей юрисдикции.

  Автор жалобы была освобождена от занимаемой должности начальника Управления пенсий и пособий Министерства труда, занятости и социального обеспечения Республики Абхазия согласно пункту 5 статьи 35 Кодекса законов о труде Республики Абхазия и части 7 статьи 7 Конституционного закона Республики Абхазия «О Кабинете Министров (Правительстве) Республики Абхазия». По ее мнению, оспариваемая норма противоречит статьям 11, 12, 19 и 21 Конституции Республики Абхазия, пункту 3 статьи 35 Кодекса законов о труде Республики Абхазия (в редакции от 10 октября 2016 года №4245-с-V, утратившего силу с 1 января 2017 года). Принимая решение об отказе в принятии жалобы к рассмотрению, в своем определении Конституционный суд Республики Абхазия, сославшись на пункт 3 части 1 статьи 39 Кодекса Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции» указал, что Конституционный суд Республики Абхазия принимает решение об отказе в принятии обращения к рассмотрению в случае, если по предмету обращения Конституционным судом ранее было вынесено Постановление, сохраняющее свою силу, сославшись на Постановление Конституционного суда Республики Абхазия от 26 июня 2019 года №01-ПКС. В мотивировочной части определения указано, что пределами действия во времени конституционного решения является немедленное действие с момента принятия решения Конституционным судом Республики Абхазия и невозможность распространять действие своего решения на прошлое время, то есть придавать обратную силу закона. Постановление Конституционного суда Республики Абхазия от 26 июня 2019 года №01-ПКС является обязательным для всех правоприменительных органов, что исключает возможность применения, которое, в частности, допускало бы неблагоприятные последствия для сотрудников органов государственного управления.

   9. Конституционный суд Республики Абхазия своим Определением от 14 ноября 2019 года №05-ОКС отказал в принятии к рассмотрению запрос Кассационной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Абхазия о проверке конституционности положения части 2 статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия, поскольку он не отвечал требованиям Кодекса Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции», в соответствии с которым запрос в Конституционный суд Республики Абхазия признается допустимым.

  Поводом для обращения в Конституционный суд Республики Абхазия стала обнаружившаяся правовая неопределенность в вопросе о соответствии части 2 статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия «…либо они могут быть подвергнуты судебному штрафу в порядке, установленном статьями 116 – 117 настоящего Кодекса» положениям статей 11, 21, 35 и 72 Конституции Республики Абхазия. Как следовало из запроса, основанием для такого вывода для проведения проверки конституционности вышеупомянутого положения Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия стало ходатайство адвоката И.Ч. Зарандия, которое было удовлетворено Кассационной коллегией по уголовным делам Верховного суда Республики Абхазия.

  Конституционный суд Республики Абхазия констатировал, что доводы, изложенные в запросе Кассационной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Абхазия, не соответствовали нормам Кодекса Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции», которые четко определяют подсудность и предмет регулирования обращений в Конституционный суд Республики Абхазия. Так, Кассационная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Абхазия в своем запросе в Конституционный суд Республики Абхазия не обеспечила выполнение общих требований к запросу, предусмотренных пунктами 7 и 8 части 2 статьи 33 и статьи 100 Кодекса Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции», не представила конкретные основания к рассмотрению обращения, свою позицию и правовое обоснование по поставленному вопросу со ссылкой на конкретные нормы Конституции Республики Абхазия. Решение Кассационной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Абхазия обратиться с запросом в порядке конституционного судопроизводства должно было основываться на ее собственном выводе о неконституционности рассматриваемого положения Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия.

  Конституционный суд Республики Абхазия, обосновывая свой отказ, обратил внимание на то, что основанием для направления судом запроса в Конституционный суд Республики Абхазия должна быть его убежденность в неконституционности примененных или подлежащих применению норм закона, а не сомнение в его понимании, и позиция заявителей должна быть аргументирована правовыми доводами, приведенными в процессуальном документе, принимаемом судом в установленной законом форме.

  10. Определением Конституционного суда Республики Абхазия от 03.12.2019 года №06-ОКС отказано в принятии к рассмотрению жалобы гражданина И.Ч Зарандия на нарушение конституционных прав в результате применения в отношении него нормы части 2 статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия постановлением судьи Верховного суда Республики Абхазия при осуществлении им защиты в соответствии с Законом Республики Абхазия «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Республике Абхазия» выявил неопределенность в вопросе соответствия Конституции Республики Абхазия указанной нормы Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия, а именно «…либо они могут быть подвергнуты судебному штрафу в порядке, установленном статьями 116, 117 Кодекса, так как, по утверждению автора, «статья 110 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия не включает адвоката, как субъекта, на которого может быть наложено денежное взыскание за неисполнение процессуальных обязанностей».

  Оценив правовую позицию заявителя И.Ч. Зарандия в совокупности приведенных им доводов, Конституционный суд Республики Абхазия указал конкретные права и обязанности, ответственность адвоката в его профессиональной деятельности устанавливаются Законом Республики Абхазия «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Республике Абхазия», соответствующими статьями Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия, действующими в порядке уголовно-процессуального судопроизводства. Как видно из части 2 статьи 18 Закона Республики Абхазия «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Республике Абхазия», адвокат не может быть привлечен к ответственности за мнение, выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности, а не за допущенное им нарушение порядка судебного заседания, как это имело место в суде первой инстанции Верховного суда Республики Абхазия.

  Вместе с тем Конституционный суд отмечает, что доводы автора жалобы о несоответствии части 2 статьи 258 УПК Республики Абхазия положениям статей 110, 116, 117 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия не могут быть предметом суждения Конституционного суда, так как в данном случае речь не идет о конституционности статей 110, 116, 117 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия, а автор жалобы не оспаривает положения этих статей Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия по отношению к положениям Конституции Республики Абхазия. В данном же случае Конституционный суд Республики Абхазия не может вторгаться в компетенцию судов общей юрисдикции, что противоречило бы требованиям части 4 статьи 46 Конституционного закона Республики Абхазия «О судебной власти» и части 3 статьи 3 Кодекса Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции».

  Таким образом, анализируя вышеизложенное, Конституционный суд Республики Абхазия пришел к выводу, что в рассматриваемой жалобе не приведены законные доводы о неконституционности положений части 2 статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия по отношению к статьям 11, 21, 35 и 72 Конституции Республики Абхазия. При этом Конституционный суд Республики Абхазия отмечает, что каждый гражданин вправе обратиться в Конституционный суд с жалобой на нарушение своих конституционных прав и свобод законом, и такая жалоба признается допустимой, если оспариваемым законом, примененным или подлежащим применению в деле заявителя, нарушаются его конституционные права и свободы. Часть 2 статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия направлена на обеспечение надлежащего осуществления правосудия по уголовным делам и пресечение нарушений установленного в судебном заседании порядка сторонами процесса. Допуская применение судебного штрафа в качестве меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании, данная норма закона не лишает стороны реализовывать свои процессуальные права в пределах определенных законом, отстаивать в суде свою правовую позицию, адвокатам осуществлять защиту интересов своих доверителей в установленных законом процессуальных формах, а исключает лишь возможность злоупотребления своими правами сторонами процесса. Такого рода законодательные нормы не противоречат смыслу статьи 34 Конституции Республики Абхазия, согласно которой перечисление в Конституции определенных прав не должно толковаться как отрицание или умаление других прав, общепризнанных международными правовыми актами. Поэтому осуществление прав и свобод человека не должно нарушать права и свободы других лиц, и этим закон обеспечивает  осуществление правосудия и защиту прав и законных интересов других участников процесса и как таковой не может расцениваться как недопустимое ограничение конституционных прав человека.

  Данные меры призваны защитить не только судей, но и всех добросовестных участников судебного процесса, они предполагают справедливое судебное разбирательство и не могут рассматриваться как нарушение при реализации конституционного принципа равенства возможностей сторон.

  Также Конституционный суд отметил, что применение судебных штрафов судом осуществляется как в отношении защитника, так и в отношении обвинителя, что исключает довод о неравном положении сторон и нарушении принципа состязательности, как указал автор жалобы.

  Уважение к суду, как органу государственной власти, должно быть неукоснительным и безусловным, а демонстрация неуважения к суду – путь тупиковый, противоречащий задаче построения правового государства, закону и профессиональной морали, и такая правовая позиция основана на Конституции и законах Республики Абхазия.

  Таким образом, оспариваемая автором жалобы часть 2 статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса Республики Абхазия не нарушает его конституционных прав. Что же касается законности и обоснованности применения судом общей юрисдикции этой нормы Уголовно- процессуального кодекса Республики Абхазия, то такая проверка в компетенцию Конституционного суда Республики Абхазия не входит.

  11. Определением от 02.04.2020 года №01-ОКС/2020 Конституционный суд отказал в принятии к рассмотрению запроса о проверке конституционности правовых актов Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия – Постановления «Об утверждении результатов тайного голосования об избрании Бигуаа А.З. на должность судьи Конституционного суда Республики Абхазия» от 12 февраля 2018 года №4560-с-VI, Постановления «Об избрании Бигуаа А.З. на должность судьи Конституционного суда Республики Абхазия» от 12 февраля 2018 года №4561-с-VI.

  Поводом для обращения с запросом в Конституционный суд Республики Абхазия судьи Верховного суда Республики Абхазия М.З. Квициния стало удовлетворение ходатайства группы депутатов Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия Б.И. Табагуа, Д.С. Дбар, Ю.Л. Хагуш, Б.Э. Айба, Р.В. Лолуа о проверке соответствия Конституции Республики Абхазия вышеуказанных правовых актов Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия.

  В своем определении Конституционный суд указал, что в соответствии со статьей 39 Кодекса Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции» принимает решение об отказе в принятии обращения к рассмотрению в случаях, если разрешение вопроса, поставленного в обращении, не подведомственно Конституционному суду; обращение в соответствии с требованиями указанного Кодекса не является допустимым, исходя из чего не может рассмотреть запрос судьи Верховного суда Республики Абхазия, как в силу упомянутой нормы статьи 39 Кодекса Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции», так и в силу его несоответствия требованиям указанного Кодекса о допустимости такого запроса. Вместе с тем, споры по данному вопросу и соответствующие обращения по этому поводу со стороны заявителей в Конституционный и Верховный суды Республики Абхазия продолжаются более двух лет, и этот вопрос не нашел своего разрешения. Кроме того, Конституционный суд констатировал, что ранее в практике законодательного органа власти Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия имело место принятие Конституционного Закона Республики Абхазия о поправке к Конституции Республики Абхазия «О государственной защите жизни матери и нерожденного ребенка» от 29 марта 2016 года №4067-с-V 23 голосами от общего числа депутатов Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия. В этой связи Конституционный суд отметил, что в существующей юридической практике порядок подведения итогов голосования – это установленный соответствующим законодательством порядок подсчета и подведения итогов голосования, который дает законную возможность принять необходимое решение и является основанием для признания такого решения легитимным. Итоги подсчета голосов в своем арифметическом выражении могут отличаться от юридически установленного числа. При этом при исчислении процентного соотношения могут применяться общие правила математического округления показателей, не имеющих юридических последствий, и не округляются числа в случаях, когда применение правил математического округления может исказить юридически значимую информацию и повлиять на результат. Также Конституционный суд отметил, что из подсчета голосов по определению квалифицированного большинства, производившимся авторами обращения – группой депутатов Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия – путем математического подсчета, если исходить из количества депутатов – 35, то для наличия квалифицированного большинства, необходимого для принятия решения (две трети), достаточно 23,3 голоса. Следовательно, учитывая невозможность принятия решений, необходимых двумя третями голосов от числа 35 депутатов на основе такого принципа, а также исходя из собственных убеждений, основанных на всестороннем рассмотрении всех обстоятельств дела, Конституционный суд Республики Абхазия, руководствуясь исключительно Конституцией Республики Абхазия посчитал необходимым принять за основу наличие квалифицированного большинства в 24 голоса от общего числа депутатов Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия. Вместе с тем, в Определении об отказе Конституционный суд указал о необходимости учесть, что оспариваемые решения Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия: Постановление «Об утверждении результатов тайного голосования об избрании Бигуаа А.З. на должность судьи Конституционного суда Республики Абхазия» от 12 февраля 2018 года №4560-с-VI, Постановление «Об избрании Бигуаа А.З. на должность судьи Конституционного суда Республики Абхазия» от 12 февраля 2018 года №4561-с-VI, Конституционного закона Республики Абхазия о поправке к Конституции Республики Абхазия «О государственной защите жизни матери и нерожденного ребенка» от 29 марта 2016 года №4067-с-V уже давно вступили в законную силу, и в соответствии со статьями 25 и 35 Конституции Республики Абхазия не имеют обратной силы, а ограничения прав и свобод человека и гражданина могут вводиться только Конституционным Законом при необходимости защиты конституционного строя, обеспечения общественного порядка и безопасности. Пересмотр этих решений не допустим.

 12. На обращение Председателя Федерации Независимых профсоюзов Республики Абхазия А.А. Айба с просьбой разъяснить некоторые Постановления Верховных Советов Абхазской АССР и Республики Абхазия об экономической основе суверенитета Абхазии и о государственном имуществе на территории Республики Абхазия 16 апреля 2019 года Председателем Конституционного суда Республики Абхазия отказано в рассмотрении в виду явной неподведомственности Конституционному суду Республики Абхазия в соответствии со статьей 3 Кодекса Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции».

  13. На обращение Председателя Центральной избирательной комиссии Республики Абхазия Т.Ю. Гогия о толковании части 2 статьи 19 Конституционного закона «О выборах Президента Республики Абхазия» 5 сентября 2019 года руководителем Аппарата Конституционного суда Республики Абхазия отказано в рассмотрении в виду явной неподведомственности Конституционному суду Республики Абхазия в соответствии со статьей 3 Кодекса Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции»; обращение по форме не отвечает требованиям Кодекса Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции» и исходит от ненадлежащего органа или лица, а также не оплачена государственная пошлина.

  14. На обращение Председателя ОО «Закон и Справедливость» В.П. Чокорая о разъяснении распоряжения Президента Республики Абхазия от 08.05.2008 года «О легализации доверенностей иностранным гражданам» 23 октября 2019 года руководителем Аппарата Конституционного суда Республики Абхазия отказано в рассмотрении в виду явной неподведомственности Конституционному суду Республики Абхазия в соответствии со статьей 3 Кодекса Республики Абхазия «О конституционной юрисдикции».

 

 

Яндекс.Метрика